Архив для категории: Боевик

Александр Конторович «ЧЕРНАЯ ЗАРЯ ПЕПЕЛ НА ЗЕЛЕНОЙ ТРАВЕ»

Александр Конторович "ЧЕРНАЯ ЗАРЯ ПЕПЕЛ НА ЗЕЛЕНОЙ ТРАВЕ"

Прихрамывающий на заднюю левую лапу пес осторожно пробирался между дымящихся развалин дома. Тянуло какими-то странными запахами, среди которых он безуспешно пытался отыскать привычные для его носа запахи хозяев. Но их не было…
Остро щипали чуткий нос испарения от брошенных поблизости пустых огнетушителей. Кололи подушечки лап осколки стекол — но пес не уходил с пепелища.
Ведь где-то здесь должны быть люди — его люди.
Те, кто кормил пса и играл с ним.
Те, кого он был готов защищать от всевозможных опасностей и угроз.
И защищал — в меру своих сил.
А вот от этой опасности — не защитил. Даже и предупредить вовремя не сумел.

Когда что-то черное и страшное начало падать с невообразимой высоты, он всполошился. Всем своим нутром почувствовал невнятную (и оттого — вдвойне страшную) опасность, исходящую от этого пришельца.
Пес залаял, выбежал во двор и призывно обернулся, приглашая своих людей последовать за ним.
Странно, но они этого не сделали!
Словно бы и не почувствовали ничего…
Он еще дважды возвращался в дом, пытаясь убедить их выйти вслед за собой.
Они не поняли!
По-прежнему недоуменно глядя на взволнованного пса, люди пожимали плечами — но не двигались с места.
И тогда он ухватил зубами за подол платья старшей дочери — и потащил ее на улицу.
Скорее!

Павел Алексеев «Вершитель правосудия 1. Дилетант»

Всю ночь меня мучили кошмары. Проснувшись с больной головой и отвратительным настроением, я начал свой неторопливый утренний моцион. Видимо, кому-то, там, в небесах, этого показалось мало. Как всегда, в последние несколько дней, с утра позвонили из банка и в хамской манере информировали, что я снова просрочил очередной платёж и меня ждут большие неприятности. Меня подвергнут судебному преследованию, после чего ко мне приедут бандиты, судебные приставы, прокурор, милиция и мне даётся два часа, что бы я положил некоторую сумму на счёт, иначе мне придётся продавать квартиру, что бы рассчитаться с банком за набежавшие проценты по кредиту. Невольно удивившись, я поинтересовался у позвонившей мне хамки, дружит ли она с головой? Уточнил, приедут ли все обещанные лица на одной машине, или на разных, после суда, или до него, потом внимательно выслушал ответ — что это не моя проблема, кто и на чём приедет, моё дело деньги платить. Тут я, уже не сдержавшись, обозвал её дурой, выслушал в ответ в смысле — мужик, ты не сказал ничего нового. Ты встрял и сам дурак. Я положил трубку и подумал, что понедельник день тяжёлый. Чувство раздражения, недовольства собой и всем миром не пропадало.
Честно сказать, я люблю все времена года. Зиму за снег, за иллюзию чистоты города. Лето за его зелень, запахи цветов и солнце. Осень за нежность чувств и предвкушение перемен. Весну за рождение нового, звон ручейков, пробуждение природы. Вот только в мои сорок лет, переходные сезоны уже не так сильно радуют. Стали тревожить старые травмы, вылазить простудные заболевания, появилась депрессия. Стало всё каким-то серым и не радостным. А тут ещё и развод с женой… В понимании её мамы, я полный неудачник, дочка достойна принца. Поэтому лучше ей быть одной, чем с таким «козлом» как я. Грустно всё это. Да я и не спорил. Делить было почти нечего, я остался в своей квартире, а она съехала к своей дорогой мамочке. Как я слышал от общих знакомых, принца пока не нашла. Но в поисках.
С испорченным с утра настроением, я весь день пробегал по делам, так ничего полезного и не набегал, устал как собака, или даже три собаки. Притащил своё уставшее тело домой, съел бутерброд с суррогатной колбасой, залил всё холодным чаем и как был в одежде, так и рухнул на диван. Только начал подрёмывать, как зазвонил мобильник, посмотрел на номер, звонил мой старый товарищ, с которым мы периодически общались уже лет двадцать. Счастливым, пьяненьким голосом он мне сообщил, что стоит возле моего дома и сейчас ко мне зайдёт. Не успел я его отговорить от этого неразумного решения, как он отключился. Тяжело вздохнув, я поплёлся к зазвонившему домофону.
Вообще, мой старый дружбан Юрка, очень странный оптимист. Вернее оптимист-неудачник. За что бы он не брался, всё у него получается как-то не так, или вообще ничего не получается. Вечно попадает в какие-то странные истории и частенько его приходится из них вытаскивать, бросив все свои дела. Любитель выпить и большой любитель зайти в гости в не подходящий момент, но как бы жизнь его не била — всегда с улыбкой на круглом весёлом лице. Вот и сейчас, точно знаю, что он без работы, где-то умудрился заработать денежки и тут же их пропил. Юрка поднялся ко мне на этаж, радостно сообщил, что он счастлив меня видеть, как всегда полез обниматься. С трудом увернувшись от его объятий, я провёл его к себе в комнату, где плюхнувшись на диван, он жизнерадостно обрадовал меня, что абсолютно пьян и поэтому до дома самостоятельно не доберётся и мне, личности трезвой и не пьющей, торжественно поручается сопроводить его тело домой. Объяснять этому не трезвому гуманоиду, что мне совсем не в радость его тащить на ночь глядя, на другой край города — было бесполезно. Пересчитав наличность, свою конечно, у Юрки бесполезно было чего искать, я грустно вздохнул, ехать придётся на муниципальном, на себе тащить этот «груз», такси не по карману. Оделся, сгрёб шатающуюся «мебель» в охапку и отправился на остановку. А что делать? Дома его не положишь, этот индивидуум имеет привычку бродить по ночам, или разбудить с воплем души — «Саня, сгоняй за бутылкой!», это называется «прощай спокойная ночь». Приходится тащить, да и не в первой мне это. Чем он беззастенчиво и пользуется, гад.

Наталья Андреева «Айсберг под сердцем»

Чемпионат России по керлингу, как всегда, проходил при полупустых трибунах. Да никто и не надеялся, что в кассах Ледового дворца будет аншлаг. Даже на хоккей и на раскрученное по федеральным телеканалам фигурное катание люди не очень-то идут, если только на суперзвезд. Лучше телевизор посмотреть: и не накладно, и ничего не пропустишь. Да и запоминать ничего не надо, в правилах разбираться, ведь это уже в крови: шайбу, шайбу! Или: прыгнул тройной — не упал, значит, медаль! Просто смотри и наслаждайся. А керлинг, если не знаешь правил, смотреть неинтересно. Ну какой же это спорт? Спорт — это зрелище, азарт борьбы, мощный выброс адреналина. А тут все непонятно и скучно.
К тому же керлинг — новый для россиян вид спорта, как говорили раньше, буржуазный. Что-то сродни боулингу и гольфу. Советские люди на такси в булочную не ездили и земельные участки размером с гектар использовали по прямому их назначению: под картофельные грядки. Поэтому на гольфе был поставлен крест, а вот за что именно досталось керлингу — до сих пор непонятно. Не прижился, и все. Смотреть, как четыре зачастую немолодых уже мужика катают по льду огромные камни с ручками, дико метут перед ними щетками и при этом орут как ненормальные мало кому интересно. А телевидению нужны рейтинги. Вот и этот чемпионат популярные комментаторы своим вниманием обошли. И зрители тоже. А зря. Финал оказался для всех неожиданным и чрезвычайно драматичным.
В финале обе команды шли ноздря в ноздрю. Ведь на кону была путевка на Олимпийские игры, и окончательный состав пятерки, которая туда поедет, был не определен. Последнее время вошел в моду выбор по спортивному принципу. Как в Америке, которая везде побеждает летом. Или в Норвегии, которая дерет всех зимой. Кто выиграл домашний чемпионат, тот и едет на Олимпиаду.
Именно поэтому сегодня играли всерьез. К предпоследнему энду страсти накалились. Понимающие люди в напряжении замерли на трибунах: что-то будет? Тренер одной из команд, той, что считалась фаворитом турнира, Калерия Климова, взяла минутный тайм-аут, последний по регламенту в этом жарком ледовом поединке.
Калерия Константиновна говорила, как всегда, четко, резко, тоном, не терпящим возражений, каждым своим словом словно забивая гвоздь:

Наталья Андреева «Адам ищет Еву, или Сезон дикой охоты»

Ура! В новый, только что отстроенный микрорайон Москвы приехал передвижной зоопарк! Еще вчера утром все видели, как по пустырю гулял самый настоящий верблюд! А сегодня и он, и старый седой волк, и стайка крикливых обезьян, и даже огромный бегемот – все они сидели в плотно сдвинутых клетках. Туда, на огороженную площадку, с самого утра тянулся народ. Взрослые вели детей в передвижной зоопарк.
Маленькая девочка Алиса крепко держалась одной рукой за маму, другой за папу. В такой толпе немудрено и потеряться! Раньше Алиса жила в центре, в двухкомнатной квартире, вместе с родителями и бабушкой Любой. Бабушка была очень доброй, тайком кормила ее конфетами до обеда и разрешала Алисе в мамино отсутствие залезать в шкатулку, где лежали волшебные вещи: серьги, броши, браслеты, яркие разноцветные бусы. Однажды Алиса нечаянно разорвала одну нить, и баба Люба сказала маме, что это сделала она.
Да, бабушка была очень доброй, но мама и папа почему-то говорили, что это не жизнь, а сплошное мучение: из-за квартиры терпеть вздорную старуху. Вроде бы она была Алисиному отцу двоюродной теткой, и девочке долго пытались объяснить степень этого родства. Но Алиса не понимала, как могут быть двоюродные бабушки и почему тихую старушку называют вздорной.
И вот наконец свершилось! Папе дали квартиру в новом микрорайоне! Большую, светлую, пахнущую свежей краской и штукатуркой! А тихая одинокая баба Люба осталась в центре в старом доме с толстенными стенами, в двух комнатах с высоченными потолками. Алиса ее очень жалела, но приближалось первое сентября, надо собираться в школу в первый класс. Начались такие приятные хлопоты, за которыми тихая баба Люба вскоре забылась, как старая добрая сказка. Да, она когда-то была, но рано или поздно приходится взрослеть.
Школа тоже была новая, Алиса проходила мимо нее каждый день и всякий раз внутренне ликовала. Правда, побаивалась немного, ведь в новом микрорайоне нет у нее знакомых. А вдруг местные дети совсем не похожи на тех, что живут в центре?
И Алиса, крепко сжимая потные ладошки, чтобы не потеряться, изо всех сил крутила головой. Ее яркие синие глаза были широко распахнуты. Как же много здесь детей! И все они идут в передвижной зоопарк! Интересно, кто из них окажется ее соседом или соседкой по школьной парте?
Она была счастлива. Мама купила заветного петушка на палочке, огромного, медового цвета, а папа пообещал мороженое, самое Алисино любимое – шоколадную трубочку за двадцать восемь копеек. Вскоре она уже стояла возле клетки с усталым сонным львом и в потной ладошке сжимала заветный леденец-петушок. На этот петушок то и дело косилась маленькая черноволосая девочка. Алиса долго колебалась, но потом протянула ей руку с петушком:
– Хочешь? Лизни.