Архив для категории: Мистика

Анна Князева «Хранительница царских тайн»

Анна Князева "Хранительница царских тайн"

— Полина Сергеевна?
— Да.
— Дежурный администратор… Вы можете забрать паспорт.
— Который теперь час?
— Два.
— Звонить в два часа ночи, чтобы сказать про этот ваш паспорт?
— Во-первых, не мой, а ваш. Во-вторых, сейчас два часа дня, — девушка усмехнулась.
— Тогда почему так темно?
— А вы не пробовали открыть шторы? — Администратор предусмотрительно зажала рукой трубку.
Полина дала отбой.
«Вести себя так могут только в провинциальных гостиницах! Где, собственно, я и нахожусь…»
Она вылезла из постели, раздернула шторы и обернулась. Стандартный набор мебели: телевизор, холодильник, кровать. Дешевые обои, тонкая, почти картонная дверь. Ночью, при заселении, ей объяснили, что свободным остался единственный в гостинице евролюкс.
«Можно себе представить стандартный номер…»
Полина сняла футболку и отправилась в ванную. Шагнула в душевую кабину, задвинула за собой дверь, включила горячую воду. Стекло покрылось мутной испариной. В груди шевельнулся тяжелый ком. Теряя сознание, Полина припала к боковой стенке…
Струя воды сделалась ледяной, и это мгновенно привело ее в чувство. Она рывком сдвинула дверь и только тогда вздохнула свободно.
Швырнув полотенце на растекшуюся под ногами лужу, подошла к овальному зеркалу. Со скрипом провела ладонью по запотевшей поверхности и увидела свое осунувшееся лицо.
Еще вчера Полина не знала, что сегодня окажется в провинциальном городке за сотню километров от своей московской квартиры.

Анна Князева «Сейф за картиной Коровина»

Анна Князева "Сейф за картиной Коровина"

Женщина в красном платье мелькнула среди деревьев запекшимся сгустком крови. Осталось несколько шагов, и уже слышалось прерывистое дыхание, как вдруг за пределами сада пророкотал гром. Дайнека посмотрела вверх: непроглядные облака затянули небо. Вокруг стало темней и глуше.
Опустив глаза, она остановилась как вкопанная — мгновение назад женщина шла впереди и вдруг пропала.
Прижавшись к дереву, Дайнека огляделась. Из темноты, размахивая косматыми лапами, подступали кустарники, и не было ни малейшего сомнения в том, что стоит только войти в эти заросли — с ней непременно случится самое страшное.
Деревья испуганно зашумели, по саду пронесся зловещий гул. Все здесь было необъяснимо враждебным, от чего сделалось по-настоящему жутко.
Сквозь шум ветра и шуршание листвы она услышала недовольное бормотание и глухие, тяжелые звуки, будто дух лесной, недовольный ее вторжением, досадливо стучал по земле копытом.
Дайнека обогнула кривое дерево и застыла от ужаса. В темноте она увидела странное существо. Его силуэт был неопределенным и постоянно меняющимся — он то выпрямлялся и вытягивался, то сжимался и замирал у самой земли, издавая при этом тревожившие ее звуки.
Вглядевшись, она едва удержалась, чтобы не закричать: это был человек невыразимо мерзкий, похожий на лохматого зверя. Изогнувшись, он замер, потом хищно вывернул голову и заглянул прямо в ее душу…
Ужас сковал ее тело, не оставляя ни шанса на спасение. Теперь она знала наверняка — здесь происходит нечто противоестественное, чего не в силах вынести человеческое сознание. Но в тот момент, когда надежда была потеряна, возникшая между деревьев прогалина указала ей спасительный путь.
Дайнека бежала долго, пока не поняла, что вокруг нее решительно ничего не меняется: кривое дерево остается на том же месте, призрачная прогалина по-прежнему маячит далеко впереди. Преодолевая вязкое сопротивление воздуха, она отчаянно рванулась вперед, но вдруг поняла, что больше не владеет своим телом. В груди будто раскачивался и стучал какой-то гигантский маятник. Казалось, грудная клетка не выдерживает этих мощных ударов, раскачивается и сотрясается им в такт. Голова кружилась, и была странная уверенность в том, что сознание существует отдельно от тела, которое сделалось таким немощным, что и не претендовало на соучастие.

Наталья Калинина «Ледяной поцелуй страха»

Наталья Калинина "Ледяной поцелуй страха"

— Эй?
Чья-то ладошка помахала перед лицом. Полина поморщилась и помотала головой, словно прогоняла назойливую муху, не переставая при этом быстро набирать что-то на клавиатуре ноутбука. И только лишь когда дописала до точки, подняла голову и недовольно проворчала:
— Я же просила не отвлекать меня во время работы!
Анастасия, будто не услышав неразборчивое бурчание вновь уткнувшейся в компьютер подруги, присела на краешек тяжелого дубового стола.
— Если тебя не отвлечь, ты так и просидишь обед, ужин и завтрак, а также конец света и начало ледникового периода.
— Настя, я же прос…
— Обеденный перерыв, подруга, не слышала? — перебила та, томно выгибаясь и закидывая ногу на ногу. Яркая, как солнце, в ситцевом платье с крупными подсолнухами, с выступившими на бледном носу веснушками цвета гречишного меда, с полевым цветком в медно-рыжих волосах, она казалась самим летом, принявшим вдруг человеческое обличье. От нее даже пахло чем-то одновременно и свежим, как морской ветер, и горьковато-пряным, как полевые травы.
— Все за столом собрались, только нашей великой сочинительницы не хватает, — насмешливо произнесла Настя.
— Еще минуточку, и иду, — пробормотала Полина, переводя взгляд с подруги на разложенные рядом с ноутбуком мятые листочки.
— Ох… Минуточка у тебя на три часа затягивается.

Эйко Кадоно «Ведьмина служба доставки»

Эйко Кадоно "Ведьмина служба доставки"

Вы спросите: как же «малышка» может заставить звенеть колокольчик на самой вершине дерева? Дело в том, что эта Кики была не совсем обычной девочкой. Жила она в доме на восточном краю города. Дом был окружен забором, здесь можно купить целебные отвары. Зеленые ворота всегда были приглашающе распахнуты. Внутри находился большой сад, а за ним, слева, стоял небольшой домик. В саду можно было увидеть аккуратные грядки с высаженными редкими растениями и лекарственными травами. Над грядками разносился запах какого-то варева. Возле дома запах ощущался сильнее. Он шел из кухни, где на плите стоял медный котел, в котором что-то кипело на медленном огне. За кухней располагалась гостиная, на стене которой вместо картин висели две метлы — большая и маленькая, с помелами, сплетенными из пучков хворостинок.
Из гостиной доносился звук оживленной беседы и звон чайных чашек.
— Кики, ты решила, когда отправляешься? — послышался женский голос. — Тебе пора определиться, нельзя же все время откладывать.