Андрей Ливадный «Экспансия. История Вселенных Тень Земли»

Андрей Ливадный "Экспансия. История Вселенных Тень Земли"

Земля. Пятнадцать лет спустя. Дикие территории. В двухстах километрах от города.
Ночь выдалась теплой и тихой.
В небе сияли знакомые узоры созвездий, перечеркнутые искрящимся знаком бесконечности.
Стемнело быстро, но Илья Стужин не замедлил шаг, уверенно поднимаясь по пологому склону холма. Старая уже порядком заросшая дорога, проложенная много лет назад одним из планетопреобразующих роботизированных комплексов, вела в нужном ему направлении.
Молодой человек выглядел усталым. Его легкая, запыленная, кое-где испачканная едким соком растений экипировка носила следы многочисленных ремонтов. По мере восхождения растительность начала редеть, и он снял дыхательную маску, намереваясь заменить фильтра, как только отыщется подходящее место для привала. Теперь Илья полагался лишь на метаболический имплант, но зато ощутил прохладу: ласковый ночной ветерок коснулся лица.
Дорога петляла, огибая крупные выступающие из-под земли глыбы желтоватого стеклобетона, а вскоре привела его на обширный выступ, обрамленный невысокими руинами.
Он подошел к краю обрыва. Внизу лежал пройденный путь. Рельеф был сложным. В расположении холмов, оврагов и сереющих во тьме утесов взгляд машинально выделял характерные для мегаполиса структуры.
Да, пятьдесят лет назад тут возвышался один из крупнейших центров урбанизации Земли, уничтоженный во время войны с фокарсианами.
Расширитель сознания сформировал перед мысленным взором Ильи Стужина гибридную модель местности. Кое-где на фон зеленоватых контуров полуразрушенных зданий накладывались всплески сложных нитевидных структур. Так человеческий рассудок визуализировал сигнатуры, — энергетические матрицы живых существ, а также подключенных к источникам питания устройств различных типов и предназначений. Некоторые энергетические отпечатки принадлежали автономным кибернетическим механизмам, — последние выделялись наиболее четко за счет работы встроенных мини-реакторов.
Пристальное сканирование не выявило в ближайших окрестностях чего-то потенциально опасного или примечательного, разве что возвышающиеся неподалеку руины комплекса орбитальных гравилифтов ненадолго привлекли внимание, но интерес быстро угас: подъем на высоту пятисот метров, где располагалась единственная уцелевшая лепестковая платформа, в его планы не входил.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *