Наталья Андреева «Комната с видом на огни»

Анна глядела из окна пятнадцатого этажа вниз, на расцарапанный железными лопатами дворников заснеженный тротуар и ряды автобусных остановок.
«Господи, до чего же там хорошо! — думала она. — Хорошо и спокойно. Вот оно — счастье: упасть туда, вниз, пережить краткий миг полета, а потом — долгожданное освобождение от всех проблем. Там покой, примирение, конец боли. Я хочу туда».
Она рванула испачканную белой краской ручку, пытаясь открыть окно, но оно не поддавалось ее слабым рукам. Засохшие шпингалеты намертво застряли в своих пазах и не собирались выпускать женщину на свободу. Анна долго дергала на себя грязную ручку и плакала, плакала, плакала…
«Я просто боюсь. Мне страшно: а вдруг это больно? Говорят, при падении с такой высоты все произойдет мгновенно… Только ведь те, кто это попробовал, уже не смогут сказать, больно, не больно… Господи, о чем это я думаю?! Да какая разница!!!»
Она отошла от окна. Прошлась несколько раз по кухне, бессмысленно хватаясь то за чайник, то за полотенце, перекладывая с места на место вещи и кроша ножом какую-то еду.
«Куда теперь? Искать новую работу? Нового мужчину? Чтобы потом опять остаться одной, никому не нужной, вновь разочаровываться и проклинать момент своего рождения? — Сама мысль о завтрашнем дне была ей противна. Снова взойдет солнце, снова надо будет встать с постели… — А что дальше? Нет, думать обо всем этом просто невыносимо! Надо чем-нибудь заняться. Но чем? Приготовить еду? Но ведь люди едят для того, чтобы жить, а жить-то как раз не хочется. Телевизор включить? И снова видеть на экране эти лицемерные физиономии, слышать эти фальшивые речи с пожеланиями добра. А сами только и думают, чтобы кого-нибудь слопать, стрескать, сожрать… А если попробовать? Всего лишь попробовать… Вдруг это не так уж и страшно? Пойти, взять ручку, бумагу, написать: «Прошу винить в моей смерти…» Может, не надо никого винить? Нет, надо! Пусть знают!»
Анна порылась в письменном столе, достала ручку, вырвала из школьной тетрадки сына листок в клетку, зачем-то взяла ножницы и по привычке подрезала неровный край, проверила, заправлен ли стержень. Потом аккуратно вывела:
«В моей смерти прошу винить:
Моего мужа Ивана Панкова,
Моего друга детства Андрея Юсупова,
Его жену Светлану Юсупову,
Мою лучшую подругу Ольгу Калининскую.
«Они убили меня! Если можно наказать за это, своей последней волей заклинаю: сделайте это, кто-нибудь! Только сделайте!»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *