Наталья Андреева «Утро ночи любви»

– Эдик, ну что? А? – Андрей Котяев нехотя отвел взгляд от воды и достал из кармана пачку сигарет.
– Места здесь красивые.
– Не понял? – машинально он вытянул из пачки сигарету.
– Места, говорю, здесь красивые.
– Что правда, то правда… – щелчок зажигалки.
– Андрон, ты же бросил курить.
– Ах, да… – огонек тут же погас. – Спасибо, что напомнил… Хоть что-то хорошее в жизни сделать… Ну, что там? – кивнул он на труп. – Что скажешь, эксперт?
В слове «эксперт», если это касалось Эдика Мотало, Котяев намеренно делал ударение на первый слог, вроде как острил. Они были большие приятели, вместе выпивали, отмечая праздники, потом до хрипоты спорили и оба, кстати, были не женаты.
– Курить бросил, а вот сигареты в кармане носишь. Зачем? – не остался в долгу Эдик.
– Силу воли тренирую, – усмехнулся он.
– А вот с точки зрения психологии, исходя из учения Зигмунда Фрейда…
– Мотало, заткнись, а? – он положил руку Эдику на плечо и несильно нажал. – Свою работу делай, психотерапевт хренов. Что скажешь? Есть криминал?
– Очень интересное дело! – враз оживился Мотало.
«Даже очки вспотели», – со злостью подумал он. Вот так всегда: кому забава, а кому смертная казнь через повешение! Процедил, нехотя:
– Что тут интересного? Типичное самоубийство. Вот лежит парень с дыркой в башке, вот пистолет соответствующего ей калибра, а вот, под камушком, предсмертная записка следующего содержания… Так… «В моей смерти прошу никого не винить. Я ухожу из жизни добровольно, без всякого принуждения. Ваня Курехин». Двадцать второе июля сего года, число, подпись. Точка.
И в деле о жизни и смерти Вани Курехина мы тоже ставим точку.
– Ты глаза-то подними!
– А что такое?
Котяев огляделся. Ну да, местечко живописное. Заповедная зона в Московской области, Истринское водохранилище. Неподалеку березовая роща дивной красоты: белоствольные девицы, как нарисованные, одна к одной, то парами, то хороводом. Не налюбуешься! Но… Куда ни глянь – каменные особняки за высокими заборами, полосатые шлагбаумы, запрещающие надписи. Туда нельзя, сюда не можно. Простые смертные здесь не живут, то есть, не отдыхают. Тут вам не где-нибудь. Новый русский гламур, вот как это называется!
– А теперь посмотри на самоубийцу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *